Аргументы и не только

Меня очень удивляет одна странная аргументация — посмотрим, что у вас получится. Если я умею и знаю как, то стоять и смотреть лично у меня не получается. Если не знаю, то обязательно учусь. Благодаря моей профессии я практически в постоянной учебе и мне это нравится.
В освоении тех процессов, которые составляют мою профессию топографа пришлось постичь не только все тонкости создания карт, но и узнать много такого, что как бы непосредственно не относится к кругу моих профессиональных обязанностей. Это мне реально позволяет делать нужное и полезное. И я без всяких задних мыслей свою квалификацию всегда полностью отдаю на то, чтобы картографическое произведение, которое создается моим трудом, служило как можно большему числу людей.
Конечно, при выполнении работы порой становятся видны несовершенства как в инструктивных документах, так и в самом подходе к работе. Но ведь мне в голову не приходит из-за этого сделать неверно или некачественно свою работу. Приходится теоретически и практически доказывать свою правоту, чтобы соответствовать справедливо (сам себя не похвалишь — кто же это сделает) полученной когда-то (очень давно, еще во времена эпохи развитого социализма и даже несколько раньше) возможности сдавать продукцию с личным штампом.
Это к тому, что мне, ну очень, не нравится, когда, во-первых, становятся сторонними наблюдателями, а не участниками (и это при явной возможности участия), во-вторых, когда дело уже сделано, то начинают «кулаками махать» и сотрясать воздух, в-третьих, не имея под ногами «почвы» начинают топить всё и всех (думая, что из всего наговоренного что-то и было и сказанному поверят, благо при наших реалиях верят во всё — мол не бывает дыма без огня), в-четвертых, аргументация того, что «надо мол делать сначала это, а потом это» (только таких «сначала» столько, что в принципе можно будет просто ни к чему и приступить — всегда найдется аргумент про какую-либо частность).

Мой полёт в космос

Рядом

Во времена полета Гагарина все еще очень были популярны громкоговорители на столбах. Я как раз в тот день шёл в школу, а учился я во вторую смену и на пол-пути в школу это известие меня так ошеломило, что показалось как-будто я сам полетел в космос. Помнится, я даже пару раз подкинул портфель в воздух, что-то начал кричать.

В это время буйно цвела сирень, стоял такой аромат и всё это вместе — весть о полете в космос, яркий солнечный день, аромат цветущей сирени — надолго оставили глубокий след в моей детской душе. По дороге в школу нужно было пройти дамбу моста через Сыр-Дарью и как раз на этой высокой точке стоял столб с громкоговорителем, а внизу море кустов цветущей сирени и из динамика Левитан говорит о таком событии, которое на мой взгляд не только во мне все перевернуло вверх дном.

Мне тогда показалось, что после этого уже ничего плохого случиться не может.

Результат и процесс

Я поражаюсь ревнителям получения сиюминутного результата. Меня не занимает такой результат, ведь в процессе большинства действий (деление, умножение, вычитание, топтание на месте, бег по кругу, etc.) он равен нулю.
Чего не сказать о процессе. В процессе (обучения, чтения, созерцания, общения, веселья, etc.) нет того, ожидаемого и на данный момент как бы материального результата. Однако сам процесс, это есть результат изменения окружения, которое в конечном итоге приведёт к тому, что изменит человека и мир.

 

 

Память и памятники

Скворечник в саду "Эрмитаж", Казань, 26 июня 2011 года.Почему по большей части всё то, что делается для увековечения памяти через некоторое время выливается в издевательство над памятью? Почему так со вкусом и ожесточением истребляется эта память буквально на глазах одного поколения?
После прошедших в субботу мероприятий думал, что в воскресенье отдохну дома за компьютером. Однако погода стала благоприятной для прогулок, вот и выбрался на пешую прогулку. Для этого выбрал не самый посещаемый уголок города, но тем не менее очень ухоженный и уютный парк практически в самом историческом центре города.
После прошлогодней засухи и жары в этом году в сквере было зелено и довольно опрятно. На деревьях появились скворечники и в отличие от прежних лет они были не прибиты к дереву гвоздями, а прикручены проволокой к стволу красавиц лип на вполне приличной высоте. Улыбнула надпись на одном из скворечников: ипотека и далее шёл номер телефона. То ли с юмором у людей всё в порядке, то ли такая вот незатейливая реклама.
Немного посидев на скамейке прошёлся по скверу и спустился по улице к центру города, где на зелёном холме и на высоком пьедестале стоит памятник человеку в шинели. Сколько раз видел этот памятник, эти ступени, ведущие на самый верх, но еще ни разу туда не поднимался. На самом верху стояла группа женщин которые что-то обсуждали, чуть поодаль влюбленная парочка созерцала с высоты красоты города.
Поразил меня резкий контраст того, что было у подножия холма и что оказалось на моём пути и, уже потом, вокруг памятника. Ступени были усеяны битым стеклом, мусором, пятнами кем-то разлитой жидкости и ещё какими-то, непонятного происхождения, пятнами. Состояние памятника и пьедестала тоже не вызывало очарования.
Кто-то и когда-то решил установкой монумента увековечить в истории города память конкретного человека, но вот потомки решили всё по своему. Ещё больше поразил тот факт, что на вершине холма оказался некрополь с могильными плитами воинов, погибших в Афганистане. Может это и не некрополь, но плиты с именами и датами жизни людей были реальными. А вот то, что было у этих могильных плит также не оставило сомнения в том, что эта память была какая-то чужая, не из этой жизни, не живущих сейчас людей. Там также всё было оплёвано, рассыпано битое стекло, валялись окурки. Битого стекла было так много, что создалось впечатление того, что это ритуальное место принесения в жертву бутылок во имя какого-то божества. А наличие сплошного ковра из окурков к этому добавило ощущение того, что ритуал обязательно сопровождается неумеренным выкуриванием табака.
А где-то внизу шумел туристический центр города, где ходили женщины в униформах с мешками и собирали в них брошенные на землю нерадивыми людьми остатки тары, брошенные окурки, пустые бутылки, etc. А сверху на всё это невидящим взглядом взирал человек в развевающейся шинели.
Ах, да, ещё! Та группа женщин и влюблённая парочка на самом верху, на мой взгляд, в принципе не очень и заморачивались по поводу того, что меня так поразило.